АЛМАЗ 💎

Командир СПБТ «Алмаз» МВД полковник милиции Виктор Зураев

По страницам «Спецназа»: интервью командира СПБТ «Алмаз» МВД

Они не маршируют на парадах. Их лица, если и попадают в кадр, то остаются под масками. Большинство спецопераций с их участием не афишируются. И награждают сотрудников специального подразделения по борьбе с терроризмом «Алмаз» МВД за их подвиги вдали от вспышек фотокамер. Правда, в минувшем году элитный отряд не раз оказывался в центре внимания в связи с успешным решением задач в Заславле (освобождение заложницы, ликвидация опасного преступника в помещении банка) и деревне Бобровичи Ивацевичского района (захват укрывшегося в доме вооруженного преступника, который застрелил участкового милиционера и ранил его коллегу). 

По страницам «Спецназа»: интервью командира СПБТ «Алмаз» МВД

Они не маршируют на парадах. Их лица, если и попадают в кадр, то остаются под масками. Большинство спецопераций с их участием не афишируются. И награждают сотрудников специального подразделения по борьбе с терроризмом «Алмаз» МВД за их подвиги вдали от вспышек фотокамер. Правда, в минувшем году элитный отряд не раз оказывался в центре внимания в связи с успешным решением задач в Заславле (освобождение заложницы, ликвидация опасного преступника в помещении банка) и деревне Бобровичи Ивацевичского района (захват укрывшегося в доме вооруженного преступника, который застрелил участкового милиционера и ранил его коллегу). 

Не остались без внимания журналистов и успехи алмазовцев в международных состязаниях спецназовцев. В частности, в материалах «Стрельба поверх барьеров», «Алмаз»: бронза на вес золота», «Быстро, метко, аккуратно» («Спецназ» N 5 за 2018 год) мы рассказывали о трофеях белорусских офицеров антитеррора, завоеванных на престижных турнирах в Подмосковье, Санкт-Петербурге, чешском городе Бзенец… Что и говорить: СПБТ — яркая визитная карточка не только милицейского ведомства, но и всего отечественного спецназа. «Универсальные солдаты» умело сочетают участие в соревнованиях со служебно-боевой деятельностью. Итоги 2018 года говорят о многом. С 1 января по 18 декабря минувшего года сотрудники СПБТ провели 39 спецмероприятий по обезвреживанию взрывоопасных предметов и самодельных взрывных устройств, 108 операций по задержанию лиц, подозреваемых в совершении тяжких либо особо тяжких преступлений, 67 спецмероприятий по линии борьбы с незаконным оборотом наркотиков. 25 специальных мероприятий с участием алмазовцев касались силового прикрытия оперативных сотрудников при проведении оперативно-следственных действий. Совместно с милицейскими оперативниками сотрудниками «Алмаза» задержаны 283 человека, изъято 8 единиц огнестрельного оружия, 240 боеприпасов к стрелковому оружию, 3 кг 822 г наркотических средств и психотропных веществ. Специалистами СПБТ обезврежены 1.017 взрывоопасных предметов, уничтожено 3 кг 637 г взрывчатых веществ.

В 2018 году алмазовцы приняли участие в ряде межведомственных учений контртеррористической направленности и двух совместных белорусско-эмиратских тактико-специальных учениях — весной в Минске и зимой в ОАЭ со спецподразделением полиции Абу-Даби.

Командир СПБТ «Алмаз» МВД полковник милиции Виктор Зураев

— Весь 2018-й для нас, как и всей страны, прошел под знаком стабильности, — констатировал в беседе c редактором журнала «Спецназ» Андреем Дементьевским командир СПБТ «Алмаз» МВД полковник милиции Виктор ЗУРАЕВ. — Стабильность просматривается во всех сферах — выполнения различных задач, участия сотрудников в спортивных мероприятиях, учениях. Слава Богу, все живы и здоровы — это самое главное. С оружием, боеприпасами, оснащением тоже дела обстоят благополучно. Все задачи были выполнены, на всех состязаниях «Алмаз» «в призах». К слову, именно благодаря соревновательной практике, обмену опытом с коллегами из белорусских и зарубежных спецподразделений, мы пересмотрели кое-какие моменты в боевой подготовке, акцентировали внимание на определенных подходах. Все корректировки производим, учитывая в том числе международный опыт. Ведь очень важно не только учить кого-то, но и учиться самим, не вариться в собственном соку, смотреть, что происходит вокруг. На турнирах, учениях, тренировках любого уровня оцениваем, сравниваем методы коллег со своими наработками. Анализируем информацию, принимаем решение о целесообразности новшеств. Своим подчиненным всегда говорю перед соревнованиями: поработайте, посмотрите. Возможно, много нового и ценного вы и не увидите. Но порой даже небольшой нюанс, который удалось удачно подметить, дорогого стоит! Это точечная, тонкая работа.

— Недавно алмазовцы побывали в Объединенных Арабских Эмиратах. Около недели проводились совместные тактико-специальные учения с полицейским спецподразделением F7. Виктор Борнафович, какой опыт удалось перенять у коллег из Абу-Даби?

— Осваивали работу в пустынной местности, совершали сложные марши, выходили на определенные рубежи. Кое-что из опыта коллег взяли для себя. Будем взаимодействовать и в дальнейшем. Отмечу, что впечатлила не экипировка и вооружение спецназовцев ОАЭ (здесь особой разницы с нашим арсеналом не заметили), а то, что коллеги имеют в своем распоряжении авиацию, выбор разных вертолетов. У них свой профиль — работа в пустынях, в жару. Ведется борьба с потоками нелегальных мигрантов, по выявлению потенциальных экстремистов. Специфика диктует необходимость быстрой доставки подразделений на дальние расстояния в районы выполнения боевых задач.

— Много пересудов в интернете было после спецопераций, проведенных «Алмазом» в Заславле и Ивацевичском районе. Домыслы, слухи, мнения «знающих людей»… А вы как оцениваете результаты выполнения сложных и, скажем прямо, нетипичных для нашей спокойной страны задач?

— Вы правы. Серьезные террористические проявления для Беларуси не характерны. Это результат совместной работы всех правоохранительных органов и стабильности в обществе. И события, которые вызвали в 2018 году довольно широкий резонанс, несмотря на наглые, жестокие действия преступников, имеют все-таки бытовую почву. Трудно совсем уж избежать таких трагедий. Не будем углубляться в детали тех спецопераций. Не всегда можно доводить до общественности всю информацию — в силу специфики нашей работы и нюансов, связанных с личностями потерпевших. А когда у обывателей нет всесторонней информации, то «диванные вояки» начинают умничать. Мы однако с пониманием к этому относимся. Самое главное для нас: задача выполнена и именно в том варианте, в котором ее можно было выполнить. По-другому не представлялось возможным. И решение руководителя операции было единственно верным. В Заславле заложница не пострадала. Думаю, ликвидация преступника стала своего рода предупреждением: желающий повторить подобные действия будет знать, что нянчиться, шутить с ним не будут. И совершать подобных попыток не стоит.

— Как журналист могу сожалеть, что «за кадром» осталась четкая, грамотная работа сотрудников, угомонивших разными способами налетчика в банке и убийцу милиционера. Увы, о преступниках мы узнаем многое, а вот настоящие герои из спецназа, как всегда, в тени. И все же, Виктор Борнафович, приоткройте некоторые секреты алмазовской кузницы профессионалов. Как, по каким критериям набираете сотрудников?

— Всех кандидатов на вакантные должности (при обычной для спецподразделений ротации кадров — вакансии в порядке вещей, а полностью заполненный штат отнюдь не самоцель) ждет даже не набор, а ужесточенный отбор. Это расширенный процесс изучения различных вопросов. Медицина, физподготовка в комплексе, рукопашный бой, всевозможные тестирования, проверки… Так что нет никакого потока желающих попасть в «Алмаз», учитывая, что все знают нашу систему и в курсе, что это не «блатное» спецподразделение. По знакомству или удачному стечению обстоятельств к нам не устроишься. Пришел сюда — значит надо пахать. Вот и весь «секрет» «Алмаза». Если нет соответствующей подготовки, нет стержня, который должен быть у спецназовца, значит с нашим отрядом лучше не связываться. В минувшем году мы пропустили через сито отбора порядочное количество людей и только пятую часть оставили.

— Откуда приходят в «Алмаз»?

— Большинство — из системы МВД, структур силового направления. Традиционно ряды отряда антитеррора пополняются за счет военнослужащих внутренних войск, в первую очередь бригады спецназа. Изучаем, отбираем и пограничников. Меньше у нас выходцев из подразделений Минобороны. Ведь человеку, который «поварился» в милицейской среде, намного легче адаптироваться в спецназе МВД, работать по правоохранительной схеме.

— Разумеется, новобранцы к вам приходят далеко не с улицы. И тем не менее слышал, что даже для отлично зарекомендовавших себя в других спецподразделениях профессионалов, у вас предусмотрен своеобразный курс молодого бойца…

— Это одна из наших хороших традиций: устраиваем в конце года для сотрудников, которые пришли в течение года, на нашей базе 3-недельный сбор. Такое сборовое мероприятие так и называем — курс молодого бойца. Ставим молодых сотрудников на нашу колею, интенсивно натаскиваем, чтобы они достигли понимания тактики действий, иных нюансов. Проходит более углубленная физподготовка, изучение специфических направлений. А после КМБ в отряде проходит торжественная церемония принятия новичками присяги сотрудника органов внутренних дел. Ее принимают сотрудники, прибывшие в СПБТ МВД из внутренних войск, Госпогранкомитета, сил спецопераций Минобороны, а также парни, пришедшие на службу к нам из профессионального спорта.

— Знаю, Виктор Борнафович, что подобный ритуал прошел в комнате боевой славы у вас на базе в начале года. На торжественном мероприятии присутствовали представители недавно созданной ветеранской организации «Алмаза», которые выступили с напутствием…

— Атмосфера подобных ритуалов говорит о сплоченности отряда, преемственности поколений. На нашей присяге нет сотен людей, как на плацах в воинских частях, но не менее торжественно и искренне звучат слова клятвы. А еще напоминания молодым офицерам из уст ветеранов о грузе ответственности, о высокой чести называться алмазовцами, о том, что наш девиз «Чистота. Твердость. Благородство» — это не просто слова.

— Кроме того, на том же собрании алмазовцев состоялось вручение краповых беретов.

— Был зачитан приказ о вручении нескольким сотрудникам беретов — за выполнение боевой задачи, за участие в учениях, соревнованиях. Такой чести мы удостаиваем сотрудников по итогам их работы за несколько лет. Учитываются служебно-боевая деятельность кандидата в беретчики, опыт спецопераций, то, как в них себя проявил, как выступал на турнирах. Таким образом, часть «краповиков» приходят к нам из внутренних войск, ОМОНов после сдачи квалификационных испытаний в ВВ, а выходцы их погранвойск, сил специальных операций получают за заслуги уже «алмазовский» краповый берет. Но хочу подчеркнуть, что беретчики «Алмаза» — составная и неотъемлемая часть Крапового братства Беларуси. И наши братья из внутренних войск, отрядов милиции особого назначения, прекрасно понимая специфику СПБТ, относятся к нашим «краповикам» с огромным уважением. И это взаимно!

— Что ждете от 2019 года?

— Плановых мероприятий, в том числе соревновательных, действительно много. Однако год — большой срок, многое может измениться. Появление новых видов вооружения, специальной техники, средств связи и других техсредств влечет за собой смену тактики. Но основа основ: в спецназе стоять на месте нельзя, надо постоянно двигаться вперед.

— Впереди Европейские игры в Минске…

— Готовимся к этому важному событию международного масштаба и мы. У нас будет свой ответственный участок работы. Изучили подконтрольные объекты. Они большие, так что вникаем во все нюансы серьезнейшим образом. Проводим на них плановые занятия. Предусматриваем специфику, анализируем схемы, отрабатываем варианты действий в разных ситуациях. В том числе в тесной связке с другими спецподразделениями, силовыми структурами.

Фото СПБТ «Алмаз» МВД.

 

 

Бойцы СПБТ «Алмаз» МВД Беларуси блестяще выступили в триатлоне специального назначения и уверенно выиграли Кубок снайперов в Чехии

Наш «Алмаз» несокрушим!

Бойцы СПБТ «Алмаз» МВД Беларуси блестяще выступили в триатлоне специального назначения и уверенно выиграли Кубок снайперов в Чехии

Наш «Алмаз» несокрушим

Лето — горячая спортивная пора. В том числе и для команд элитных спецподразделений силовых ведомств. Подмосковная Балашиха приняла уже 11–й турнир по триатлону специального назначения, в котором в очередной раз приняли участие представители СПБТ «Алмаз» МВД Беларуси. Сюда приезжают, чтобы проверить себя в соревновательной обстановке, максимально приближенной к боевым условиям, в борьбе с такими же крутыми профи — своего рода Олимпиада для лучших из лучших. Наши парни прибыли на соревнования не просто действующими чемпионами, но и главными фаворитами, ведь победу они никому не отдавали четыре (!) последних года! Нынче и вовсе впервые участвовали двумя командами.
 

Рассказывать о соревнованиях можно долго — это настоящая Спарта, где выживает сильнейший. Экипировка участника — порядка 30 килограммов: шлем, тяжелый бронежилет, противогаз, радиостанция, аптечка, несколько видов оружия с полным боекомплектом, фонари, гранаты, две кувалды, веревка, носилки, литр воды… Обычному человеку в такой амуниции даже передвигаться будет непросто, а тут необходимо на время преодолеть сложнейшую полосу препятствий, которая стала в этом году еще длиннее и сложнее, чем раньше, безошибочно и максимально быстро осуществить штурм высотного здания. А на второй день, в финале, еще целый комплекс упражнений: динамический штурм с тактической стрельбой, в котором каждому бойцу необходимо идентифицировать террористов и поразить только их, боевая работа с противогазами и в приборах ночного видения в полной темноте, оказание помощи раненому и его эвакуация в безопасное место… О том, каким будет задание, бойцы узнают уже на полосе препятствий и реагировать нужно в самые сжатые сроки. Принять единственное верное решение и не допустить ни одной ошибки и осечки — это карается штрафными очками. Оценивалось все: тактические действия, прикрытие, связь, взаимопонимание бойцов…

Труд титанический, а перегрузки космические. Просто дойти до финиша — уже достойный результат, но для алмазовцев есть только один результат — победа. Заместитель начальника отдела специальной подготовки и оперативного обеспечения спецмероприятий СПБТ «Алмаз» МВД Беларуси Николай Кривальцевич действиями своих бойцов остался доволен:

— То, что «Алмаз» выступил достойно, признали все. И в тактической работе, и в огневой подготовке, и по физическим кондициям. Красивая профессиональная работа. Четко, быстро, без ошибок. Выиграть, увы, не удалось. Но на сей раз не все зависело от нас.

Так бывает, спорт есть спорт, а дома, как известно, стены помогают. И не только они. Наши в итоге заняли третье и пятое места, шестой год подряд оказавшись на пьедестале. Это и есть конкретные результаты боевой, тактической и спортивной подготовки. Приятно осознавать, что на страже порядка в стране стоят такие отменные парни!

Приблизительно в те же сроки в Чехии недалеко от города Бзенец прошел международный Кубок снайперов. Лучших выявляли представители 11 стран: Беларусь, Великобритания, Германия, Израиль, Италия, Польша, Россия, Словакия, США, Финляндия, Чехия. Как рассказал заместитель начальника оперативно–снайперского отдела СПБТ «Алмаз» Андрей H., наши снайперы в турнире подобного формата участвовали впервые:

— Организаторы долгое время не приглашали, аргументировав это тем, что соревнования проводятся только для стран, входящих в Североатлантический альянс (страны НАТО). Но потом вопрос об участии согласовали — руководством подразделения принято решение откомандировать на соревнования две снайперские пары. Стрелки за три соревновательных дня выполнили 31 упражнение, на дистанциях от 10 до 700 метров. Большинство упражнений предполагало тактический замысел. Время на выполнение ограничено, отрабатывались упражнения из различных положений — после физической нагрузки, из «трофейных» винтовок и пистолетов, в полной экипировке и налегке, по неподвижным и движущимся целям. Поражение движущихся целей — одна из самых сложных задач, вначале снайперской паре демонстрируют прохождение мишени, за время показа стрелки должны измерить дальность до цели и определить скорость ее движения, при следующем появлении цели стрелок производит четыре выстрела. Мишень появляется два раза по 10 секунд (дальность до цели была 580 метров), хочу заметить, что только два стрелка выполнили это упражнение со стопроцентной точностью. Один из них белорусский снайпер Александр А. Организаторы решили проверить, как участники выполнят упражнения в стрельбе из «трофейного» короткоствольного оружия. Снайпер должен искусно владеть, точно поражать цели не только из винтовки, но и из других видов оружия. Наши ребята страну представили достойно.
 

Это, заметим, оценка очень скромная. От себя добавлю: снайперы СПБТ «Алмаз» произвели настоящий фурор, заняв первое и второе командные места, а также полностью оккупировав пьедестал почета в личном первенстве: 1–е, 2–е и 3–е места, а также 5–е! Вклиниться в наш квартет сумел лишь представитель Чехии. Участники из стран НАТО смотрели на нас с нескрываемым удивлением и уважением, цокали языками и говорили: Good Job (хорошая работа). А что они думали? Наш «Алмаз» — самый крепкий, слабых здесь нет!

Воспоминаниями о службе в «Алмазе» со «Спецназом» поделился начальник Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД Николай Карпенков

Воспоминаниями о службе в «Алмазе» со «Спецназом» поделился начальник Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД Николай Карпенков

Эффект бронежилета

Воспоминаниями о службе в «Алмазе» поделился начальник Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД Николай Карпенков

С бывшим командиром СПБТ «Алмаз», ныне начальником Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД Беларуси полковником милиции Николаем КАРПЕНКОВЫМ мы беседовали в его рабочем кабинете. Однако, если честно, к спокойной беседе обстановка не располагала. Наш разговор то и дело прерывали неотложные телефонные звонки. «Сотрудники вооружились? Силовое прикрытие есть? Какое–либо спецподразделение привлекаете?» — получив, видимо, утвердительные ответы, руководитель ГУБОПиК объяснил: «Сегодня три задержания опасных преступников. У одного нашли оружие, гексоген… Решаем много разных задач». И все же в тот тяжелый день Николай Карпенков нашел время для воспоминаний о службе в отряде антитеррора…

Этапы большого пути

«В 1992 году я узнал, что существует  спецназ «Беркут», который занимается подавлением бунтов в исправительно–трудовых учреждениях. Я служил командиром роты особого назначения Министерства обороны, перед нами стояли специфические задачи, — рассказал Николай Николаевич.

— Когда потребовалось получить советы по вопросам рукопашного боя, которому необходимо было обучать военнослужащих, мы приехали в молодое подразделение. Буквально год «Беркуту» тогда было… Нас поразило, с каким энтузиазмом беркутовцы занимались подготовкой, брали на вооружение опыт отряда «Витязь», других подразделений специального назначения, ОМОНов России. Покупали оружие, снаряжение, щиты, бронещитки для выполнения сложных задач по освобождению заложников в ИТК, поиску и задержанию скрывшихся вооруженных преступников, пресечению вооруженного сопротивления. Отрабатывали силовое прикрытие оперсостава, выполняющего задачи в беспокойных колониях. То был этап становления спецназа, время энтузиазма, каждый сотрудник высказывался, что–то предлагал. Я тогда это очень хорошо запомнил. И так сложились обстоятельства, что после гибели заместителя командира «Беркута», его место занял взводный, а образовавшуюся вакансию командира одного из двух взводов предложили мне.

У меня, конечно, было огромное желание попасть в спецподразделение. Так я стал командиром 2–го взвода. Прослужил там почти два года, затем ушел из отряда в созданное подразделение МВД по обеспечению физической защиты высших лиц государственной власти и управления государством. А вернулся в «Алмаз» ровно через 10 лет — уже командиром СПБТ, перейдя с должности командира антитеррористического подразделения Службы безопасности Президента. По сути, то время, когда я возглавил отряд антитеррора, можно назвать уже третьим этапом становления подразделения. Второй этап проходил, когда отряд сформировался, подыскивалась оптимальная форма существования коллектива. Смотрели на лучшие российские примеры и что–то (в том числе из так называемых тяжелых наработок того времени) брали из опыта «Альфы», «Веги», «Витязя». Смотрели, что есть полезного для нас на Западе, в Израиле, в польском Бюро антитеррористических операций. Мы опирались на международную практику, приобретали оружие, которое соответствует современным полицейским стандартам, вникали в нюансы тактики, подготовки. Решали, каким вообще должен быть боец.

В тот период своего развития отряд стал напрямую подчиняться министру внутренних дел. Для СПБТ по личному распоряжению Главы государства была выделена база в столице. На тот момент Президент взял отряд под своеобразное кураторство. Бойцы «Алмаза» стали офицерами. Тут же сформировалось профессиональное ядро. По совершенно другой стезе пошла боевая подготовка. Мы перенимали все, что было на вооружении в западных спецподразделениях, в частности тактику проведения спецопераций. Наладились контакты с GSG 9 в Германии, с «Коброй» в Австрии, с GIGN во Франции. Французы приезжали на стажировку сюда, а мы, в свою очередь, к французам.


Алмазовцы всегда охотно делятся опытом с коллегами

В результате «Алмаз» стал использовать западную полицейскую тактику, но в то же время отряд может мобилизоваться и выполнить такие задачи, которые выполняли российские «Альфа», «Вымпел» в «Норд–Осте», Беслане и так далее. Ведь алмазовцы имеют специфическую подготовку для массового освобождения заложников.

Сейчас же мы наблюдаем четвертый этап в жизни подразделения: созданное совершенствуется и развитие продолжается. Импульс ему придан созданием пять лет назад Межведомственного совета специальных подразделений при помощнике Президента по национальной безопасности. Под эгидой этой структуры «Алмаз», ОСАМ, «Альфа», СОБР обмениваются опытом, перенимают друг у друга все лучшее, передовое, чтобы не вариться в собственном соку.

Межведомственный совет работает по принципу рабочей группы ATLAS, которая объединяет специальные антитеррористические подразделения Европейского союза. Если террористами будет проведен большой захват заложников, возникнет сложная ситуация, то надо, чтобы работало несколько спецподразделений. В ATLAS все распределено: есть отряды, которые выполняют задачи в горах, есть специализирующиеся на действиях в помещениях, есть способные пресекать акции террористов на транспорте. Спецназовцы разных стран учат английский язык, проводят совместные занятия. Поляки, голландцы, литовцы отрабатывают действия в одном боевом порядке. Все друг друга понимают. Внедрение у нас такого европейского опыта стало началом этапа согласованного внедрения белорусскими спецподразделениями всех новшеств. Закупаются унифицированное оружие, специальные средства, проводятся единые занятия на больших объектах. Иначе нельзя — время такое: террористическая, экстремистская угроза постоянно обостряется. По прогнозам, в России в ближайшие 5 лет она будет только усиливаться. А границы у нас прозрачные, может возникнуть что угодно. Поэтому мы по максимуму должны готовиться к любому тревожному сценарию».


Отличный способ не вариться в собственном соку — участие
в межведомственных турнирах и учениях спецназа

Близко к сердцу

«ВОЗГЛАВЛЯЛ я «Алмаз» с 2003 по 2010 год. Почти 8 лет — целый кусок жизни! Но пролетело это время как один миг, — поделился ощущениями начальник ГУБОПиК. — Ежедневно мы проводили по 2 — 3 операции. И я прекрасно помню все без исключения. Что и как, кто сказал, что прозвучало в эфире, что увидел в мониторе. Кто куда пошел, как выстрелил, где от пули штукатурка обвалилась… Люди, которые служат в «Алмазе», будто на войне в мирное время находятся. Постоянно нужно держать руку на пульсе событий, быть в курсе происходящего, всегда готовым к выполнению задач. Вся остальная жизнь как бы мимо тебя проходит. Какая–то жилка в сердце всегда напряжена. И только потом, когда эта служба заканчивается, ты видишь и другие стороны жизни. Ты возвращаешься с войны. У меня после «Алмаза» возникло ощущение, что я снял бронежилет.

Начало 2000–х — время многочисленных угроз, в России шла вторая чеченская война, совершались теракты. Все это могло перекинуться и на нас. Поэтому вводили новшества, шла большая работа совместно с Академией МВД, курсами повышения квалификации. На базе «Алмаза» проходили процессы строительства, оборудования спортзала, тира, нового здания штаба. При руководстве операциями все происходящее стало выводиться на мониторы. Создали в отряде отдел спецподготовки. Сотрудники занимались практической стрельбой, индивидуальной, высотной подготовкой. Учились работать как в команде, так и в одиночку. Внедрялась концепция «один в поле воин». Ведь спецназовец должен не только выполнять задачу по защите оперов, но и сам быть оперуполномоченным. Наши сотрудники выполняли задачи по антитеррору, находились под легендированным прикрытием по линии криминальной милиции, занимались наружным наблюдением, оперативным сопровождением, силовой поддержкой. Проводили мероприятия по локализации, блокированию вооруженных бандитов в лесной местности. Более 20 раз мне приходилось присутствовать на переговорах с преступниками, которые взяли заложников. Вести диалог с непредсказуемыми людьми, шизофрениками, как с тем террористом в детском саду, — тяжелая задача.

Прекрасно помню, как почти 50 дней ходили за убийцами и грабителями братьями Давидовскими. Преступники были матерые, подготовленные. Помню, мы сделали рекогносцировку местности и выбрали самое удобное по всем параметрам место для наблюдения за квартирой, на которую братья планировали совершить налет. Так вот Давидовские, готовясь к ограблению, выбрали для разведки то же самое место и прятались прямо возле нашей машины! Зажиточные квартиры налетчики вычисляли по стеклопакетам и кондиционерам — такое в то время могли себе позволить только «новые белорусы».

Знаете, как Давидовские проникали в межквартирный тамбур? В дверной косяк вбивали два гвоздика, между ними натягивалась тонкая резиночка, на ней — иголочка, воткнутая в проколотое шилом отверстие. Когда хозяева открывали кнопочный замок, иголочка входила внутрь, не давая ригелю защелкнуться до конца. Стопор замка не срабатывал, и ригель преступники легко отжимали ножом. Потом отключали свет в тамбуре, звонили в дверь и нападали на хозяев, которые спокойно открывали, полагая, что чужак через запертую общую дверь не пройдет.

Но в тот раз Давидовским открыли не жертвы, а алмазовцы. Дальнейшее известно: выстрелы, неразорвавшаяся граната, борьба и задержание в подъезде. В такие минуты успешного окончания спецопераций командир испытывает чувство победы и гордости за сотрудников, многие из которых потом получали государственные награды. Ордена и медали алмазовцам вручались и лично Президентом».


У «Алмаза» широкий кругозор

В одной связке

«ПОСЛЕ моего ухода с должности командира «Алмаза» в ГУБОПе было создано управление по противодействию терроризму и экстремизму в рамках компетенции МВД. Мы тогда проанализировали, посмотрели, как работают аналогичные управления в Российской Федерации, у других стран–соседей, и выбрали свой оптимальный путь. Именно сотрудники нашего управления одними из первых подошли к задержанию «взрывников» Коновалова и Ковалева и вместе с бойцами «Алмаза» террористов задержали. Доставили сюда, в ГУБОП, и получили признательные показания по всем трем эпизодам их террористических актов, которые они совершили.

Мы готовили прогноз развития ситуации с терроризмом, экстремизмом в Республике Беларусь, провели большую работу, но потом произошла определенная оптимизация в работе силовых ведомств и управление было упразднено. Однако в 2014 году оно было фактически вновь воссоздано в структуре ГУБОПиК. Практически все прежние задачи включены в обязанности 3–го управления по противодействию экстремизму. Работаем по направлениям выявления боевиков радикального толка, того же ИГИЛ, террористов, которые могут скрываться за незаконными мигрантами. Держим под контролем радикальные группировки футбольных фанатов, анархистов, скинхедов — те деструктивные силы, которые использовались для государственного переворота в Украине. Занимаемся и наемниками, принимавшими участие в боевых действиях на юго–востоке Украины. В поле нашего зрения находятся т.н. черные копатели, лица, которые занимаются торговлей оружием. Пресекаем возможность возникновения ОПГ, которые могут быть созданы по национальному признаку. Разыскиваем скрывающихся в Беларуси радикалов. Работаем по мониторингу интернета, по пресечению в сети различных экстремистских акций. Это все наша компетенция. И выполнение задач происходит в одной связке ГУБОПиК со спецподразделениями.

…В связи с 25–летием отряда антитеррора алмазовцам пожелаю крепчайшего здоровья! Чтобы не старели. Чтобы те, кто хочет быть все время в отряде, прослужили в «Алмазе» именно столько, сколько они желают — от первого дня и практически до пенсии. Всем спецназовской удачи! Всегда во всем и везде побеждать! Желаю «Алмазу» и дальнейшего развития. Чтобы мы всегда опережали террористов и экстремистов, перенимали у коллег лучшие наработки и брали себе на вооружение ценный опыт. Чтобы мы были ультрасовременными!  +++ Я хотел бы видеть в ГУБОПиК еще больше сотрудников со спецназовским опытом, поэтому для прослуживших в «Алмазе» офицеров путь в структуру по борьбе с оргпреступностью всегда открыт. В оперативных подразделениях есть необходимость в сотрудниках со спецназовской подготовкой, ведь оперативный состав выезжает на выполнение задач по задержанию опасных преступников каждый день. Вооружились — поехали! И если спецназовцы будут находиться среди оперативного состава, мы будем мощнее, сильнее и мобильнее».

…Перед тем как выключить диктофон, рассказал полковнику Карпенкову, что в соцсетях нынче даже модно критиковать силовиков: дескать, слишком много для небольшой и спокойной страны спецназов развелось. Дублируют, мол, друг друга, сидят без дела, тратят зря деньги налогоплательщиков…

— Что ответите молодым нигилистам и застарелым скептикам, Николай Николаевич?

— Вот когда говорят, что слишком много спецподразделений, — это первый признак дилетантства. У каждого ведомства есть свои задачи. Эти задачи должны быть блестяще выполнены, — терпеливо объясняет диванным всезнайкам вполне очевидные истины мой собеседник. — Поэтому у каждого ведомства должно быть профессиональное ядро, коллектив сотрудников, которые выйдут, защитят оперов и выполнят возложенную задачу. Так не только в Беларуси. В Польше действует Бюро антитеррористических операций (БОА): приблизительно такое же, как «Алмаз», подразделение находится в Варшаве, в больших городах и городах с повышенной криминогенной обстановкой. Если возникает необходимость, они собираются вместе и их уже не 150, а 400 человек. У БОА двойное назначение: в мирное время сотрудники сражаются с террористами. В военное могут стать борцами с диверсионно–разведывательными группами противника. По такому же принципу взаимодействие спецотрядов выстроено и у нас: у внутренних войск — СОБР, у МВД — «Алмаз», у пограничников — ОСАМ, у КГБ группа «А», потому что везде есть своя специфика, нюансы, которые нужно знать. Профессионализм состоит из мелочей. Знать все мелочи невозможно. Но если есть большая глобальная задача, которую нужно выполнить, то приезжает несколько спецподразделений и каждое выполняет свою задачу. ОМОН блокирует. Бригада спецназа внутренних войск оцепляет. Какое–то спецподразделение «заряжено» на экстренный штурм. Готовится к молниеносному вмешательству на случай возникновения неожиданной ситуации. Кто–то проводит переговорный процесс, и спецподразделение «заряжается» на подготовку и проведение планового штурма, когда, чтобы наиболее эффективно сработать, все сосредотачивается, общие усилия направлены на освобождение заложников, на то, чтобы не было жертв.

Если же операция затянется, то среди спецотрядов нужно будет проводить ротацию, уставшим необходима смена. Да и задач может быть несколько, одному подразделению с ними не справиться. Сейчас в мире такая сложная обстановка, что нельзя расслабляться, нужно быть готовыми к любым кризисным вариантам развития ситуации. Повторюсь: умный учится на ошибках других. А мы — умные.


Система белорусских спецподразделений: лишних звеньев не бывает

Философия «Алмаза»

Еще один интересный штрих к истории становления отряда антитеррора Николай Карпенков добавил, вспоминая, как происходила смена названия с «Беркута» на «Алмаз»:

— Мы были молодыми сотрудниками. Вариант с «Беркутом», в принципе, нас всех устраивал. Но руководитель подразделения Владимир Владимирович Наумов ко всем вещам подходил философски, искал глубокий смысл даже в названии. Смена названия была вынесена на обсуждение, но фактически решение единолично принял командир. Руководствовался он тем, что алмаз — это не просто драгоценный камень. Владимир Владимирович посмотрел словари, ссылки на древние книги, легенды и т.д. и узнал, что алмаз олицетворяет силу, твердость, благородство. Это самое ценное, что может появиться под большим давлением и в невероятных обстоятельствах. И к тому же это камень, которого, по древним поверьям, боятся дьявол, темные силы. А всем нормальным людям алмаз придает силу и энергию, приносит удачу и счастье. Вот исходя из такого философского подхода и было определено новое название подразделения. С того момента все начали работать так, чтобы его оправдывать. У всех включился такой внутренний ментальный механизм.

Записал Андрей ДЕМЕНТЬЕВСКИЙ

Фото Александра СТАДУБА, Вячеслава ЦУРАНОВА, из архива редакции, Дмитрия ОСИПОВА 

 

2 января исполнилось 28 лет со дня образования в структуре Министерства внутренних дел Беларуси специального подразделения по борьбе с терроризмом.

СПБТ «Алмаз» исполнилось 28 лет

2 января исполнилось 28 лет со дня образования в структуре Министерства внутренних дел Беларуси специального подразделения по борьбе с терроризмом. В минувшем году СПБТ «Алмаз» МВД часто упоминалось в СМИ в связи с успешными спецоперациями, осуществленными в Заславле (освобождение заложницы и ликвидация особо опасного преступника в помещении банка) и деревне Бобровичи Ивацевичского района (штурм сельского дома и захват укрывшегося в нем вооруженного преступника, застрелившего одного и ранившего другого сотрудника местной милиции).


Как сообщили «Спецназу» в СПБТ «Алмаз», с 1 января по 18 декабря 2018 года сотрудники элитного отряда провели 39 спецмероприятий по обезвреживанию взрывоопасных предметов и самодельных взрывных устройств, 108 операций по задержанию лиц, подозреваемых в совершении тяжких либо особо тяжких преступлений, 67 спецмероприятий по линии борьбы с незаконным оборотом наркотиков. 25 специальных мероприятий с участием алмазовцев касались силового прикрытия оперативных сотрудников при проведении оперативно-следственных действий. Совместно с оперативниками подразделений МВД сотрудниками «Алмаза» за тот же период минувшего года задержаны 283 человека, изъято 8 единиц огнестрельного оружия, 240 боеприпасов  к  стрелковому оружию, 3 кг 822 г наркотических средств и психотропных веществ. Специалистами СПБТ обезврежены 1.017 взрывоопасных предметов, уничтожено 3 кг 637 г взрывчатых веществ.

В 2018 году алмазовцы приняли участие в ряде межведомственных учений контртеррористической направленности и двух совместных белорусско-эмиратских тактико-специальных учениях — в мае в Минске и в ноябре в ОАЭ со спецподразделением полиции Абу-Даби.
Еще больше о работе сотрудников СПБТ «Алмаз», традициях отряда, служебных новшествах и перспективах отряда антитеррора  вы сможете узнать из  интервью с командиром спецподразделения полковником милиции Виктором Зураевым, которое редакция планирует опубликовать в ближайшем номере журнала «Спецназ».

Фото предоставлено СПБТ «Алмаз».

 

ОТПРАВИТЬ ЧЕРЕЗ